ИЗЛЕЧЕНИЕ ВЕГЕТО СОСУДИСТОЙ ДИСТОНИИ, ПАНИЧЕСКИХ АТАК, СТРАХА - ПСИХОТЕРАПИЕЙ

Вторник, 26.09.2017, 23:32

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | ВЕГЕТО-СОСУДИСТАЯ ДИСТОНИЯ, ВСД, ПАНИЧЕСКИЕ АТАКИ, | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » ЛЕЧЕНИЕ ВСД КИЕВ, ЛЕЧЕНИЕ ВЕГЕТО СОСУДИСТОЙ ДИСТОНИИ КИЕВ

Как побороть СТРАХ ПЕРЕД СТРАХАМИ (1 часть)
По материалам: рobedish.ru


Нет ничего страшнее самого страха.

Френсис Бэкон

– Страх – это чувство, через которое в своей жизни неоднократно проходил каждый человек. Все люди, всех возрастов и национальностей, когда-либо испытывали страхи. Страх может убить, а может и спасти. Страх может помочь, а может и привести в отчаяние. Что такое страх с точки зрения психологии?

– Если говорить в общем, то умеренный страх – естественная реакция человека на всякую реальную или воображаемую ситуацию, которая угрожает ценностям этого человека. Этой ценностью могут быть здоровье, физическая целостность, может быть идея, может быть представление о себе, дети, комфорт и.т.п.

– Что лежит в основе страха? Откуда он появляется?

– Чувство страха – это производная неизвестности: когда мы чего-то не знаем или не можем хотя бы частично предугадать, незнание и неопределенность нас сильно пугают, и это вполне естественно – ведь за неизвестностью может скрываться опасность, которая может угрожать ценностям. Поэтому нормальный, умеренный страх, несмотря на все неприятные ощущения, которые он доставляет, является необходимым чувством. Это совершенно нормальная, закономерная реакция на опасность, угрозу (воображаемую или настоящую), которая поддерживается в нас очень сильным инстинктом – инстинктом самосохранения.

– В одном из Ваших интервью было сказано почти теми же словами о боли. Страх и боль похожи?

– И страх, и боль имеют общую цель: сохранение жизни. Страх и боль довольно часто появляются вместе, у них много общего. Боль дает сигнал о том, что в организме что-то не в порядке, и если бы боли не было, мы не смогли бы выжить. Ведь наш организм ориентирован на продолжение жизни.

Боль выполняет функции по предупреждению, сигнализации о том, что с телом что–то не в порядке, и это в итоге нам сохраняет в большинстве случаев жизнь. И страх выполняет аналогичную охранительную функцию. Он подсказывает, что нам угрожает опасность, и заставляет нас реагировать действиями.

Страх, как и боль, призван охранять нас, заставлять быть осторожными, сигнализировать о том, что мы должны задуматься, перестроиться и принять некое решение, которое будет оптимальным в текущей ситуации. Обобщая, можно сказать, что и боль, и страх – это сигналы об опасности, которые мы должны распознать и принять адекватные меры по преодолению опасной ситуации.

– А давайте подробнее поговорим о неизвестности, которая лежит в основе страха.

– Как я уже сказал, именно неизвестность нас пугает. Это было известно еще в античные времена. Например, до нас дошла мысль выдающегося философа Аристотеля, который утверждал, что «страх определяют как ожидание зла».

Замечу, что ключевое слово здесь – ОЖИДАНИЕ. То есть другими словами – страх страха.  О том же писал известный философ Джон Локк: «Страх есть беспокойство души при мысли о будущем зле, которое, вероятно, на нас обрушится».

Для того, чтобы нормально и полноценно жить, нам необходимо в некоторой степени представлять, что нас ждет в будущем, мы должны быть готовы к разного рода неприятностям, знать, как их преодолевать. Если же у нас нет этого более или менее ясного видения ситуации, если ситуация резко меняется, и мы не знаем, что дальше будет, или если мы не знаем, как реагировать на некий раздражитель, то возникает страх страха. Он легко возникает в ситуации нехватки информации. Поэтому в целом можно утверждать, что известность, предсказуемость, точный прогноз, анализ ситуации, гибкое мышление освобождают нас от страхов; чем лучше мы ориентируемся в ситуации, тем меньше у нас страхов.

– Вы могли бы привести пример?

– Простой пример: мы можем спокойно ходить по лесу днем, когда в нем все знаем и видим. Днем мы хорошо ориентируемся, ситуация в значительной степени предсказуема. Но, несмотря на это, ночью нас всё может в этом же лесу пугать. Почему? Потому, что днем все видно, и мы в большой степени контролируем ситуацию. А с наступлением ночи приходит темнота и неизвестность, контроль теряется, становится возможной любая неожиданность. Кроме того, мы легко можем заблудиться, и это тоже нас пугает, ведь заблудиться в лесу ночью гораздо страшнее, чем днем. Ночью мы можем испытывать в этом лесу просто паническую атаку вследствие отсутствия ориентиров и надлежащей видимости.

– А почему мы так боимся некоторых людей?

– Мы боимся только тех, от кого не знаем, чего ожидать. Посмотрите: нам иногда страшно подойти и попросить что-то у неизвестного человека – потому, что мы НЕ ЗНАЕМ, что он нам скажет (если бы мы знали, то страха бы не было). А вот у знакомого, предсказуемого человека, чьи реакции нам известны, нам спрашивать не страшно.

– А почему так страшно делать выбор, принимать решения?

– Нам страшно принимать решения, потому что мы НЕ УВЕРЕНЫ, что они правильные (если бы были уверены, то страха не было). Нам страшно жить – потому что мы НЕ ЗНАЕМ, как жить, будущее нас пугает НЕИЗВЕСТНОСТЬЮ (если бы знали, то страха страха бы не было), нам страшно, когда кто-то НЕИЗВЕСТНЫЙ НЕОЖИДАННО выскочил из-за угла (если человек нам известный и мы ожидаем от него некие действия, то страха не будет).

– Можно ли сказать, что чем больше неизвестности, тем больше страх страха?

– Да, страхи тем сильнее, чем хуже человек ориентируется в ситуации, чем больше неизвестности.

– А вот если я боюсь укола на вакцинации, или операции? Тут же нет неизвестности. Я доподлинно знаю, что мне сделают укол, мне это известно! Или я знаю, что будет операция. Или я, например, испытываю страх от тараканов. Но я же точно знаю, кто они такие!

 – Да, на первый взгляд кажется, что в этих случаях нет места неизвестности, что страх возникает на пустом месте, но это не так. Дело в том, что существуют воображаемые и реальные страхи.

Если, например, Вам собираются сделать укол, то Вы воображаете, что это будет очень болезненно (в случае с операцией рисуете в воображении ужасные картины хирургического вмешательства, при которых Вам не очевиден ее результат). И от этого появляется фактор неизвестности. Вы ожидаете боли, интенсивности которой точно не знаете. То же самое с тараканами. Ваше воображение рисует, что они такие страшные и противные («а вдруг он сейчас на меня заползет!») и Вам тоже неизвестно, что случится, когда Вы «вступите в борьбу» с этим тараканом. В данном случае Вы пугаете сами себя, вводя своей фантазией факторы неизвестности. Хотя со стороны это может показаться смешным кому-то другому, например, Вашему мужу (который не фантазирует, а точно знает, что тараканы безопасны для людей).

Прошу заметить, что после того, как операция или укол сделаны, когда таракан убит (то есть неизвестность сменилась известностью) – сразу проходит страх перед этими мероприятиями. Как только наступает ясность, уходят фантазии – сразу отступает и страх. Каждый человек многократно в этом убеждался, но не придавал значения.

Надо сказать, что иногда страх не имеет причины в неизвестности, а является просто закрепленным стереотипом поведения, рефлексом. Это, например, часто бывает, когда человек с детства боялся мышей, потом вырос, но все равно испытывает страх при их виде. Это другой страх, на причине которого не будем останавливаться в нашей беседе.

– А если я все равно после операции боюсь, например, осложнений? Страх ведь не ушел?

– Страх перед операцией, о котором мы говорили, ушел. Операция ведь уже проведена. Но в этом случае появился новый страх – страх осложнений. И опять он связан с неизвестностью. Когда пройдет послеоперационный период, и станет ясно, что осложнения больше не может быть, то и в этом вопросе наступит известность. И страх пройдет.

Работая в Онкологическом центре, я много раз видел у своих пациентов этот механизм возникновения страхов. Сначала, в диагностический период (когда устанавливают точный диагноз), человек боится, что у него обнаружат рак. Потом точный диагноз поставлен, и этот страх перед новым пропадает. Человек понимает, что это уже случилось, неизвестность по этому вопросу исчезает. Но теперь больной боится противоопухолевого лечения. Когда он прошел это лечение, болезнь перешла в стадию ремиссии, то и этот страх перед операцией уходит. Но теперь появляется следующий – страх перед рецидивом. Например, случился рецидив. Это человек понимает. И страх перед рецидивом тоже исчезает, но начинается страх перед прогнозом и будущим лечением. И так далее. Страхи сменяют друг друга, плавно перетекая из одного в другой.

– Можно ли привести еще какие-либо примеры, которые иллюстрируют связь неизвестности и страха?

– Приведу пример с солдатами-новобранцами, которые впервые оказались на линии фронта. На этом этапе они представляют собой просто толпу, готовую в любой момент запаниковать. Эти еще необстрелянные солдаты всего боятся, у них нет никакого опыта. Ситуация для них полностью непредсказуема, и страх в этой связи у них очень сильный. Но проходит определенное время, они участвуют в боях, приобретают сноровку, получают опыт, могут многое спрогнозировать. Со временем они начинают осознавать, чего ожидать на поле боя, узнают законы ведения боя и способы защиты. Таким образом, приобретенные знания, относительная предсказуемость ситуации и опыт вытесняют страх.

Еще раз скажу, что знание, опыт, анализ ситуации и правильное ее понимание побеждают страх страха подобно тому, как луч света рассеивает темноту, преображая все вокруг.

– В примере с уколом мы говорили о воображаемых страхах. Как можно побороть страх, который у нас в воображении? Ведь это случай, наверное, не редкий.

– Это важнейший вопрос, потому что в составе любого страха воображение очень важную роль.

Приведу еще один пример: днем все ходят мимо кладбища без всяких страхов. Ночью ситуация обстоит иначе... Нам может стать страшно. Естественно, мы здравомыслящие люди, и не думаем, что на нас нападут покойники. Откуда же страх? Здесь свою работу выполняет фантазия. Мы начинаем фантазировать и сами себя пугать, как дети пугают друг друга страшными историями в пионерских лагерях. Мы представляем разнообразные сцены, которые видели в фильмах ужасов или читали в соответствующих книгах. Воображение дорисовывает многие моменты, и нас действительно постепенно охватывает ужас.

Дело здесь в том, что нашему сознанию совершенно неважно, в реальности происходит ситуация или в воображении. Сознание будет реагировать на эти два случая одинаково. Более того, и физиологические механизмы будут работать одинаково как в первом, так и во втором случае. Классический пример психологии: если человек закроет глаза и представит себе лимон, потом представит, как он его разрезает, потом - как кладет дольку в рот… то он заметит (если представил это очень живо, реально), что во рту у него появилось много слюны. То есть живое воображение запустило вполне конкретные физиологические механизмы.

Страх тоже тесно связан с воображением. Если представить (а чаще просто внушить) себе что-то, что вызывает страх, тоже начнутся вполне конкретные изменения в физиологическом состоянии (увеличение частоты сердечных сокращений, повышение артериального давления, гормональные изменения). Эти изменения в свою очередь подкрепят воображаемые страхи и … так по кругу. И вот в этом состоянии уже действительно трудно будет разобрать, где реальность, а где воображение.

Нередко наши беспочвенные страхи и фобии, сформированные богатым воображением, приводят к плачевным последствиям в реальной жизни. Недавно на консультации мне один мужчина рассказал такой случай. Он ждал жену из командировки. Она позвонила и сказала, что опоздает на два дня. У него разыгралось воображение. Он стал думать о том, что у жены появился любовник, что она его специально обманывает, что эти отношения разрушат их семью. Потом он представил, как жена с ним разведется и будет жить с другим мужчиной, а он всегда теперь будет один, его никто больше не полюбит. Далее фантазия рисовала ему, что жизнь кончилась, счастья больше не будет. Так он постепенно «накручивал» себя. У него пропал аппетит, повысилось артериальное давление, пропал сон, заболело сердце. В итоге он попал в больницу с острым инфарктом. Из-за чего? Из-за фантазий.

НЕИЗВЕСТНОСТЬ, неуверенность, от которой взялся первоначальный страх, этот мужчина заполнил самыми ужасными фантазиями, которые привели к реальным проблемам. Этот случай, к сожалению не единичный, а довольно частый. Мы собственными фантазиями, которые усиливают наши страхи, можем превратить реальность в ад. Что очень часто и делаем. А зря!

– Можно ли сказать о механизме появления страхов?

– Умение ориентироваться и анализировать текущую ситуацию приходит постепенно. Так, с самого рождения человек попадает в определенную систему. Сначала это совсем простая система. Например, малыш должен понимать с самых первых дней, где мама. Мама для новорожденного – это все: безопасность, питание, ласка. Поэтому понимать, где мама, отличать ее от других (сначала по запаху, по голосу, а потом и узнавать в лицо) – это базовая потребность ребенка.

Если ребенок НЕ ЗНАЕТ, где мама, то он испытывает страх, плачет. Также он пугается от НЕИЗВЕСТНЫХ звуков, НЕИЗВЕСТНЫХ людей, голосов, действий, мест. Затем постепенно, день за днем, поле познания расширяется. И малыш уже начинает понимать, что он может делать, а что нет; начинает различать, что ночь сменяет день; что кроме матери есть и другие близкие люди… И так постепенно появляется понимание того, что происходит в мире. Но все, что выходит за пределы этой понимаемой системы – рождает страх разной интенсивности. И так на протяжении всей жизни.

– Соответственно, страх пройдет, если опять войти в границы этой системы? От неизвестности к предсказуемости?

– Конечно, если мы войдем опять в границы предсказуемости, ясного прогноза, если уменьшится число неизвестных факторов, появится ощущение стабильности и порядка, то и страх будет проходить (по мере того, как мы будем входить в границы этой системы). Чаще всего система расширяет свои границы с течением времени. Об этом говорил Шекспир: «Из всех низких чувств страх – самое низкое. Но знание природы страха рассеивает его».

Есть ситуации, с которыми человек сталкивается в жизни и которые вызывают у него сильный страх (смерть близкого человека, развод, какой-либо стресс и т.д.). Все это вызывает полную дезориентированность, дезадаптацию, крушение всей жизненной системы, неясность перспектив (как пережить смерть близкого человека?). И должно пройти время, чтобы мы опять вошли в границы понятной системы, чтобы появилась предсказуемость, чтобы мы адаптировались к новым условиям.

– Многие люди специально вызывают страх, когда смотрят фильмы ужасов, занимаются экстремальными видами спорта или развлекаются на аттракционах типа «американских горок». Зачем они это делают?

– Во-первых, когда человек испытывает страх, происходит выброс в кровь больших доз специальных гормонов, которые должны поддержать организм в борьбе с опасностью. Самый известный из них – адреналин. Этот гормон запускает некоторые биохимические процессы, которые в свою очередь доставляют специфическое удовольствие человеку. То есть сказать проще, это некий вид наркомании, которая в большинстве случаев не вызывает такой сильнейшей зависимости как никотин или героин. Но зависимость от этого тоже бывает. Именно ею объясняется поведение людей, которые постоянно ищут риска, острых ощущений и.т.п.

Во-вторых, это делается для того, чтобы выгнать внутренний страх, преодолевая страх другого рода. Как говорят «клин клином вышибают». Более сильное чувство подавляет более слабое. Если у человека есть основные страхи (перед социумом, перед болезнями, страх перед жизнью), то парадоксальным образом преодоление другого страха (например, в экстремальных видах спорта) помогают ему создать иллюзию того, что он справляется с основными страхами. Например, человек, преодолевая свои страхи в экстремальных видах спорта, получает иллюзию того, что он влияет на свою жизнь, держит ее под контролем, управляет ею, он чувствует себя сильным.

Естественно, что таким образом он не избавится от основных страхов, но иллюзию этого он получает. Довольно широко известен феномен, когда, например, больные, которые узнали о неизлечимой болезни, люди, пережившие утрату близкого или столкнувшиеся с серьезными жизненными проблемами, переживающие тяжелые этапы в жизни – вдруг начинают увлекаться экстремальными занятиями, балансируя буквально на грани жизни, подвергая себя риску. Вот это как раз тот самый случай.

И, наконец, в-третьих, это желание доказать себе или окружающим свое бесстрашие, «крутость». То есть люди делают попытку не разрешить страхи внутри себя, а показать окружающим, что они ничего не боятся. Им важнее то, за кого их считают, чем то, кто они есть на самом деле. Очень часто такое встречается у подростков.

– Пациенты постоянно говорят о мыслях, которые их как бы толкают к паническим атакам. Эти мысли и есть страх?

– Страху часто сопутствуют определенные навязчивые мысли («Я никому не нужен», «Мне незачем жить», «Меня никто не любит», «Ничего хорошего уже никогда не произойдет», «У меня нет будущего»). Если человек долго находится в состоянии страха и не ищет выхода, или по каким либо причинам его не может найти, то тем самым он усиливает это состояние и со временем впадает в панику, которая представляет собой высшую степень страха – абсолютно неподконтрольный животный страх. В данном случае и пациент уподобляется животному: у него животные инстинкты преобладают над разумом, и над другими тонкими человеческими системами.

– А как реальность может настолько расходиться с собственными ощущениями человека, который подвержен паническим атакам? Ведь он не придумывает, а действительно чувствует сильнейшую обиду, боль души, отчаяние, ужас и.т.п. Он же чувствует свои страдания!

Ответственно говорю, что в подавляющем большинстве случаев панических атак ощущение безвыходности, боль, отчаяние и прочее является банальным следствием систематического самовнушения.

Мудрейшие люди, которые жили много веков назад, всегда знали о том, что предаваться чувствам, не контролируя себя рассудком нельзя. И наоборот, контролируя себя умом, логикой, не давая чувствам захватить себя, можно даже любое чувство поставить себе на пользу. В своем сочинении святитель Григорий Нисский пишет, что чувство страха «является само по себе нейтральным движением души, которое, при худом употреблении ума стало пороком» но, добавляет он, «если рассудок восприимет власть над такими движениями, то каждое из них превратится в вид добродетели. Так раздражительность производит мужество, робость – осторожность, страх – благопокорность».

УСПЕШНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ВЕГЕТО СОСУДИСТОЙ ДИСТОНИИ,
ПАНИЧЕСКИХ АТАК, СТРАХА - ПСИХОТЕРАПИЕЙ (за 1-3 сеанса).
ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС И ЗАПИШИТЕСЬ НА ПРИЕМ:
384-20-10, +38(094)928-90-10 ВЛАДИМИР.

Категория: ЛЕЧЕНИЕ ВСД КИЕВ, ЛЕЧЕНИЕ ВЕГЕТО СОСУДИСТОЙ ДИСТОНИИ КИЕВ | Добавил: Prosvetlenniy (19.09.2012)
Просмотров: 3580 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 741

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • ДЗЕН ТРЕНИНГ©